Posts Tagged With: каперы

На Українському Авторському Порталі можна придбати україномовну версію книжки “Рейди комодора Мінгса”.

http://book-ua.net/Reydy-komodora-Minhsa/

Віктор Губарев_Рейди комодора Мінгса_

Advertisements
Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , , , , , | Leave a comment

Капитан Кидд. Главы 1-2

Виктор Губарев

КАПИТАН КИДД

 Howard_Pyle_-_Kidd_Burying_His_Treasure

Пролог

В анналах морского разбоя имя шотландца Уильяма Кидда стоит в одном ряду с именами таких прославленных джентльменов удачи, как Фрэнсис Дрейк, Пит Хёйн, Генри Морган, Уильям Дампир, Жан Бар, Эдвард Тич, Бартоломью Робертс и Робер Сюркуф. Ни одна более или менее приличная работа по истории пиратства не обходит молчанием деяния и трагический финал этого флибустьера. И уж, конечно, любая книжка о пиратских сокровищах рискует вызвать разочарование у читателей, если в ней будут отсутствовать легенды о кладах капитана Кидда с добавлением «подлинных» карт, загадочных криптограмм и прочей романтической шелухи, приличествующей жанру.

Чем же объяснить столь пристальное внимание историков, беллетристов и любителей приключенческой литературы к капитану, не совершившему на пиратском поприще даже десятой доли того, что успели записать на свой счет Дрейк, Морган или, к примеру, Робертс? Откуда возник этот ажиотаж вокруг «ужасного злодея» Кидда – человека хотя и неординарного, но, по пиратским меркам, все же не дотягивавшего до уровня «звезд» первой величины?

Чтобы ответить на эти и подобные им вопросы и попытаться понять, как возникла неувядающая легенда о знаменитом капитане Кидде и его сокровищах, необходимо не только проследить все перипетии его флибустьерско-корсарско-пиратской карьеры, но и внимательно присмотреться к той общественно-политической среде, в которой он вращался последние двенадцать лет своей жизни.

Увы, наш читатель почти ничего не знает о реальном капитане Кидде. Тот, кто читал новеллы классика американской литературы Вашингтона Ирвинга (1783-1859), мог познакомиться с весьма беглым очерком писателя, озаглавленным «Пират Кидд», а также рядом рассказов-легенд о поисках сокровищ Кидда, вошедших в цикл «Кладоискатели» (из книги «Рассказы путешественника»). Разгадка тайны одного из кладов капитана Кидда положена в основу и самой известной новеллы Эдгара По (1809-1849) «Золотой жук». Однако подлинным во всех этих историях является лишь имя капитана Кидда, остальное – художественный вымысел, навеянный американскими фольклорными мотивами.

В 1968 году в журнале «Вокруг света» появилась статья Е. Рыбникова и Л. Добрягина с интригующим названием «Ложь и правда о капитане Кидде». Авторы попытались развенчать миф о «великом пирате» Кидде и его сокровищах, однако в действительности напустили еще больше тумана, поведав историю коллекционеров Хью и Губерта Палмеров, обнаруживших якобы подлинные карты Кидда, а заодно небрежно, с досадными ошибками, изложив ход его пиратской одиссеи.

С тех пор рассказы об Уильяме Кидде не раз всплывали на страницах научно-популярных книг по истории пиратства, издававшихся в последней трети XX века и начале нынешнего столетия, но Кидд как был, так и остается человеком-загадкой для читающей публики.

Взявшись за написание книги о Кидде, автор этих строк предварительно познакомился с обширным документальным материалом по делу капитана Кидда. Хотя сохранившиеся документы дают мало информации о раннем периоде жизни и деятельности этого искателя приключений, они все же позволяют достаточно полно осветить последний, ключевой, период его биографии, охватывающий время с 1688 по 1701 год.

Донецк – Пиратин,

2008-2015 гг.

 

Глава 1. Карибская прелюдия

Парадоксально, но происхождение «самого известного пирата всех времен и народов» долгое время оставалось тайной за семью печатями. Поль Лоррейн, пастор Ньюгейтской тюрьмы, в 1701 году написал «Отчет о поведении, исповеди и предсмертных словах капитана Уильяма Кидда и других пиратов…», в котором мимоходом заметил, что Кидд был шотландцем примерно пятидесяти шести лет от роду. Эта оценка возраста знаменитого капитана вполне согласовывалась с легендой о том, что Уильям Кидд родился в Гриноке около 1645 года в семье пресвитерианского священника. Впервые эту легенду популяризировал «капитан Чарлз Джонсон»[1] в своей книге «Всеобщая история пиратов» (1724).

В настоящее время установлено, что знаменитый шотландец родился в семье капитана торгового судна Джона Кидда и Бесси Батчарт в городе Данди. Именно этот портовый город (а не Гринок) Кидд назвал местом своего рождения в свидетельских показаниях, данных под присягой в октябре 1695 года в Верховном суде Адмиралтейства. Там же он назвал свой возраст – сорок один год. Опираясь на эти сведения, шотландский историк флота Дэвид Добсон нашел документы, подтверждающие, что Кидд был крещен в Данди в январе 1654 года. Запись в церковных регистрах сообщает: «22 янв[аря] 1654 года[2] Уильям Кид, законный сын Джона Кида и Бесси Батчарт, был крещ[ен]. Свидет[ели]: Уильям Кид, Уильям Миллс, Уильям Томсон».

Через четыре года в семье родилась девочка, получившая при крещении – 21 февраля 1658 года – имя Джонат. Отец будущего джентльмена удачи был членом Братства капитанов и моряков Данди и погиб в море, когда Уильяму едва исполнилось пять лет. Бесси пришлось жить на пособие, которое выплачивалось ей упомянутым Братством.

Уильям пошел по стопам отца. Он был очарован романтикой морских приключений, и это легко объяснимо – Данди расположен в глубине живописного фьордового залива Фёрт-оф-Тей на востоке Шотландии. Наблюдая с зеленых холмов за парусными судами, ходившим вверх и вниз по заливу, Кидд мечтал о дальних странствиях – наверно, точно так же, как мечтали о них дефовский Робинзон Крузо или свифтовский Лемюэль Гулливер. Примерно с четырнадцати лет он мог быть отправлен в колледж, где постигал азы «навигации и других отраслей математики, полезных людям, собирающимся путешествовать». Впрочем, возможен был и другой вариант развития событий – с четырнадцати лет мальчики, бредившие морем, обычно устраивались юнгами на торговые суда и проходили свои «первые университеты» в рискованных плаваниях, постепенно познавая секреты нелегкой профессии морских бродяг.

«В продолжение долгого времени, – писал Вашингтон Ирвинг, – никто, в сущности, не знал его настоящего образа жизни; он принадлежал к разряду тех не поддающихся определению океанских животных, о которых можно сказать, что они – ни рыба, ни мясо и ни курятина. Он был немножко купцом и еще больше контрабандистом, от которого к тому же весьма и весьма разило морским разбоем. Немало лет торговал он с пиратами на своем крохотном москитообразном суденышке, которое было пригодно для плавания в любых водах. Он знал все их стоянки и укромные уголки, постоянно бывал в каких-то таинственных плаваниях и носился с места на место, как цыпленок матушки Кери[3] в ненастье».

Первые документально зафиксированные сведения о Кидде относятся к началу 1688 года. Представляется вероятным, что он был шкипером небольшого судна, которое около 18 февраля указанного года потерпело крушение близ острова Саона, лежащего у юго-восточной оконечности Эспаньолы (совр. Гаити). Сообщение об этом происшествии содержится в письме Пьера-Поля Тарэна де Кюсси, губернатора Берега Сен-Доменг – французской части Гаити, – который узнал о кораблекрушении англичан от голландского капитана Лаурента де Граффа (французы на свой манер называли его капитаном Лораном). Последний был вожаком флибустьеров, прославившимся дерзкими нападениями на испанские корабли, а также на города Веракрус и Кампече, расположенными на побережье Мексиканского залива. Перейдя на французскую службу, бывший головорез получил пост губернатора острова Ваш – старого пиратского убежища, «приютившегося» у юго-западной оконечности Гаити.

28 февраля 1688 года сьёр де Кюсси прибыл к острову Ваш на борту военного фрегата «Марэн». Он хотел проверить, выполнил ли де Графф его указания по запрету антииспанских экспедиций и переводу флибустьеров в разряд мирных поселенцев.

«Мы остановились в открытом море ночью 28-го, – сообщает де Кюсси, – и на следующий день, бросив якорь недалеко от берега, я отправился к жилищам, где застал сьёра Лорана де Граффа вместе со многими флибустьерами, которые начали располагаться возле него с оружием в руках. Обнаружив, что у него здесь не осталось даже половины тех людей, которые были приписаны к их кораблям, я поинтересовался, что же с ними случилось и куда подевались их корабли. На это он ответствовал, что небольшое английское судно водоизмещением от 55 до 60 тонн разбилось десять дней тому назад близ Саоны – небольшого острова, лежащего в наветренной стороне от города Санто-Доминго; экипаж, насчитывавший восемь мужчин и одного мальчика, спасся на маленькой шлюпке, которую они снабдили планширем, чтобы можно было дольше продержаться в море, и через четыре дня дошли до острова Ваш, где уведомили сьёра Лорана о том месте, где было потеряно их судно, а также о том, что оно было нагружено говядиной, свиным салом, мукой и пивом… После этого сообщения, которое мне подтвердил тот английский экипаж, сьёр Лоран отправил свой самый большой корабль с примерно 70 людьми на поиски упомянутого потерянного судна, а также для нападения на некий бискайский фрегат, вышедший из Санто-Доминго с 18 пушками и 80 людьми».

Хотя в процитированном документе имена восьми спасшихся английских моряков не названы, из дальнейших событий станет ясно, что в их числе должны были находиться Уильям Кидд, Сэмюэл Бёрджес, Роберт Каллифорд, Уильям Мейсон, Джон Браун, Джон Суон и еще два моряка, имена которых неизвестны. Сьёр де Кюсси, конечно, прекрасно понимал, что корабль с семьюдесятью флибустьерами ушел не на поиски разбившегося английского суденышка и, тем более, не на охоту за бискайскими корсарами; их целью мог быть лишь поход за добычей.

Упомянутый корабль флибустьеров был 14-пушечным фрегатом «Санта-Роса», принадлежавшим когда-то испанцам. Он был захвачен Лаурентом де Граффом в 1687 году вблизи Картахены[4] и приведен в порт Пти-Гоав на Гаити в начале октября того же года. После этого де Граффу было предложено перейти на французскую службу – правда,  при условии, что он заставит своих сообщников отказаться от пиратских походов против испанцев. Де Графф принял это предложение, но в конце декабря шпионы донесли сьёру де Кюсси, что 250 «строптивцев» на двух судах решили вернуться к прежнему ремеслу. Как уже сообщалось выше, губернатор прибыл на остров Ваш, где лично убедился в достоверности полученной информации.

О том, что часть флибустьеров ушла на фрегате «Санта-Роса» охотиться за призами[5], свидетельствует составленный ими договор о разделе будущей добычи:

«Копия договора, заключенного между г-ном Шарпэном, командиром «Сент-Роз», и ее экипажем, которые договорились меж собой дать ему десять долей как за его руководство, так и за его корабль[6].

Любые суда, взятые в море или на якорной стоянке, как несущие марсели, так и не готовые к отплытию, необходимо сжигать, а их такелаж использовать для нужд военного корабля.

Далее. Когда суда захвачены, капитан забирает то, что положено ему; оставшееся невыбранным достается экипажу, и капитан уже не может претендовать на что-либо из этого.

Далее. У капитана остаются его котлы и боевая лодка; а котлы, которые будут захвачены, перейдут в собственность экипажа.

Далее. Любые суда, взятые вне досягаемости пушек с помощью боевых лодок, будут разграблены. Любая поклажа, найденная между палубами или в глубине трюма, подлежит разграблению.

Далее. Золото, серебро, жемчуг, алмазы, мускус, амбра, цивет и любые виды драгоценных камней грабятся.

Далее. Тот, кто первым заметит суда, получит 100 пиастров, если приз окажется ценным, или же получит двойную долю добычи.

Далее. Любой человек, получивший увечье во время несения службы на борту, получит 600 пиастров или 6 негров – на выбор, если те будут захвачены.

Далее. Любой человек, уличенный в трусости, лишится своего дохода от экспедиции.

Далее. Любой человек, давший ложную клятву и уличенный в краже, будет исключен из экспедиции и высажен на первом же песчаном островке.

Далее. Любая боевая лодка, которая выйдет в крейсерство и которая захватит более 500 монет, возьмет их для экипажа указанной лодки.

Далее. Любые негры и другие рабы, которые будут захвачены лодкой, доставляются к основанию мачты [для продажи].

Далее. Что касается [раненых] испанцев, которые не выздоровеют по прибытии на место, то экипаж обязуется выдавать хирургу для вышеупомянутых больных по одному пиастру в день в течение 3-х месяцев со дня высадки на сушу.

Далее. Г-н де Ла Бордери и г-н Жоком обязуются служить экипажу во всем, что понадобится ему в ходе этой экспедиции; а экипаж обязуется уплатить им 180 пиастров за их [докторский] сундук; те сундучки хирургов, которые будут захвачены с инструментами и не будут набиты деньгами, будут переданы [корабельному] хирургу.

Вышеупомянутый договор не может быть расторгнут или аннулирован, пока мы полностью не завершим эту экспедицию.

Составлен на острове Ваш… 18 февраля 1688 года».

Договор подписали капитан Жан Шарпэн и квартирмейстер экипажа  Матюрен Демаре.

Нет сомнения, что Уильям Кидд и его друзья-англичане присоединились к экипажу «Санта-Росы». Даже если бы французы решили пойти не на охоту за испанскими призами, а на поиски разбившегося у острова Саона английского судна, они все равно должны были бы прихватить с собой жертв кораблекрушения – хотя бы для того, чтобы те показали им место гибели своего судна.

 

Глава 2. Поход с французами

Снявшись с якоря, фрегат капитана Шарпэна повернул от острова Ваш не в восточном направлении, куда следовало бы идти, чтобы попасть на Саону, а в противоположную сторону – на запад. Ветер и течения благоприятствовали ему. Миновав Ямайку, фрегат взял курс на Гондурасский залив, где пристал к Роатану – самому крупному из островов в архипелаге Ислас-де-ла-Баия. Здесь в гости к экипажу «Санта-Росы» пожаловала банда пиратов, кренговавшая на отмели близ Роатана свой фрегат. Гостей возглавлял Жан Фантэн. По данным Р. Лаприза, в 1681-1682 годах Фантэн был квартирмейстером на «Тромпёзе» – королевском судне, арендованном частными предпринимателями для торговли в Африке, Гвиане и на островах Французской Вест-Индии. Его капитан, некто Пьер Пэн, решил завладеть богатейшим грузом «Тромпёза» и увел судно на британскую Ямайку. Там Фантэн покинул Пэна и через некоторое время присоединился к шайке голландского флибустьера Яна Виллемса, более известного по кличке Янки. Вместе с ним он участвовал во многих походах против испанцев – в том числе в консорте с Лораном де Граффом и Жаном де Граммоном, – пока в фервале 1687 года Янки не погиб в ходе кровавого сражения с испанским галеоном «Санта-Крус».

На общей сходке шайка Фантэна проголосовала за то, чтобы объединиться с людьми Шарпэна, после чего численность команды «Санта-Росы» возросла до ста двадцати человек.

Крейсируя в районе Больших Антильских островов, флибустьеры встретили торговое судно из Фландрии, которое они захватили и увели в Северную Америку, в одну из гаваней Новой Англии. Там джентльмены удачи продали призовые товары и переоснастили свой 18-пушечный приз, переименованный в «Дофин», чтобы в дальнейшем идти на нем либо в Красное море, либо в Тихий океан. Кроме того, экипаж сместил с командирской должности Жана Шарпэна и избрал на его место Жана Фантэна.

Совершив трансатлантический переход, пираты подошли к островам Зеленого Мыса и в марте 1689 года высадились на Боавиште – самом восточном острове в группе Барлавенту. Находившаяся на острове португальская колония стала объектом их нападения.

В это же время к острову подошел французский корабль «Азардё» под командованием Жана-Батиста Дюкасса – работорговца и корсара, которому в будущем суждено было стать губернатором острова Тортуга и Берега Сен-Доменг, а также одним из самых прославленных адмиралов короля Людовика XIV. Он родился в августе 1646 года в Самбюсе недалеко от Да (Dax), что на юго-западе Франции. Будучи баском, выходцем из семьи мелких буржуа-гугенотов, Дюкасс не имел шансов сделать успешную карьеру в метрополии и вынужден был податься в заморские страны. Суровую закалку он прошел на кораблях Французской Вест-Индской компании в водах Антильских островов и Западной Африки, а когда эта торгово-колониальная ассоциация обанкротилась, стал одним из директоров Сенегальской компании. В 1677-1680 годах Дюкасс совершил несколько экспедиций к берегам Западной Африки, где активно боролся против голландцев. После захвата острова Горé Сенегальская компания поручила ему новые завоевания в западноафриканском регионе. В 1678 году благодаря его решительным действиям французский флаг был водружен над голландским фортом Аргуин.

В 1680 году Дюкасс отправился на Гаити, чтобы пресечь там контрабандную торговлю голландских работорговцев. Некоторое время он и сам занимался доставкой африканских невольников на приморские плантации Сен-Доменга, а в 1686 году, имея каперское свидетель­ство, захватил богатое голландское судно, чем значительно упрочил свое финансовое положение. Последнее обстоятельство помогло ему получить звание лейтенанта королевского флота.

С началом Орлеанской войны[7] Дюкасс получил под свое командование четыре корабля с целью нанесения ударов по голландским колониям в Суринаме (Нидерландская Гвиана). Продвигаясь вдоль берегов Западной Африки на юг, он, как сообщалось выше, в марте 1689 года прибыл на флагманском корабле «Азардё» к острову Боавишта. Местную португальскую колонию французы нашли в состоянии переполоха: флибустьеры во главе с Фантэном были заняты грабежом ее жителей. Кидд и его товарищи, по всей видимости, помогали французам.

Пока добычу перетаскивали с берега на борт «Дофина», Шарпэн пожаловался Дюкассу на свою горькую судьбу. Бывший главарь шайки надеялся, что королевский офицер поможет ему вернуть командование кораблем, но обманулся в своих ожиданиях: с помощью флибустьеров Дюкасс решил усилить свою собственную эскадру. При этом капитан Фантэн пообещал Дюкассу повсюду следовать за ним, «что и выполнил весьма пунктуально в виду заинтересованности в призах, которые тот мог захватить».

По признанию самого Дюкасса, он хотел вернуть пиратов во французские колонии на Антиллах, «не причинив им никакого зла, хотя все они заслуживали петли». Снявшись с якоря, он отправился со своими новыми компаньонами к расположенному южнее острову Сантьягу, где собирался встретиться с другими кораблям своей эскадры. Однако на рандеву пришел лишь флейт «Луара» под командованием шевалье Даму.

На рейде Санта-Марии (совр. Прая) французы заметили испанский фрегат, прибывший из Гаваны. В его трюмах находился ценный груз – более 50 тысяч фунтов кубинского табака, 3500 кож, немного сахара, кампешевое дерево, 4 или 5 тысяч пиастров и некоторые другие товары, стоившие больше 25 тысяч экю. Не зная, была ли Испании объявлена война, и, в то же время, не желая упускать столь удачный случай, Дюкасс позволил флибустьерам взять испанский фрегат на абордаж, что они и сделали. Этот приз был переоснащен в брандер.

После пополнения запасов провизии пираты и королевские моряки покинули острова Зеленого Мыса и, подгоняемые  северо-восточным пассатом, отправились через Атлантику к берегам Южной Америки. 14 апреля они пришли в Кайенну (Французская Гвиана). Дюкасс задержался там до 2 мая, а затем пошел к Суринаму. В то время в административном центре этой голландской колонии – городке Парамарибо – и на сотне окрестных плантациий проживало около 1200 белых поселенцев и 6 тысяч рабов. Главным продуктом экспорта был сахар; в Европу вывозили также мелассу и ром, который англичане за его крепость называли killdevil –  «убей дьявола».

Предупрежденные о возможности французского вторжения, голландцы заранее позаботились об укреплении Суринама. Они усилили огневую мощь форта Зеландия, прикрывавшего подступы к Парамарибо и плантациям, раскинувшимся на берегах реки Суринам, а также прислали сюда подкрепления. В итоге «любители соленой трески и пива» не только смогли отбить нападение французского десанта, но и повредить огнем из пушек корабли Дюкасса. Кидд стал свидетелем того, как, потеряв убитыми и ранеными много людей, французы вынуждены были ретироваться.

Столь же безуспешной оказалась операция против небольшой колонии Бербис, к которой Дюкасс подошел с флотилией из семи судов. Укрывшись в заурядном деревянном форте, 150 голландцев и примерно 200 негров и индейцев оказали французам отчаянное сопротивление. Чтобы окончательно не потерять лицо, Дюкасс уговорил их уплатить ему небольшой выкуп в виде двухсот бочек сахара и векселя на предъявителя в амстердамском банке.

После ухода из Бербиса между пиратами и их бывшим вожаком Шарпэном снова вспыхнула ссора. Флибустьеры пересели на трофейный испанский фрегат, «заявив, что они не хотят больше ходить на ином, и покинули фламандский корабль, не оставив там никого, кроме господина Шарпэна, который страшно ругался с вышеупомянутыми флибустьерами по поводу [своей] доли в испанском судне и из-за 10000 экю, которые вышеназванные флибустьеры имели в нем».

Вскоре Дюкасс именем короля приказал отдать ему «Дофин», намереваясь разместить на нем солдат и добровольцев из Кайенны. Когда флибустьеры подчинились его требованию, эскадра пошла к Наветренным островам. Местом ее назначения был остров Мартиника, на западном побережье которого, в поселении Фор-Руаяль (совр. Фор-де-Франс), находилась резиденция губернатора и генерал-лейтенанта Французских Антилл Шарля де ла Рош Курбона, графа де Бленака.

Мартиника поразила моряков эскадры живописными холмами и горами, покрытыми густым тропическим лесом. Южная часть острова изобиловала уютными маленькими бухточками, над белыми полосками пляжей покачивались кроны пальм. Салютовав форту, корабли Дюкасса стали на якорь на рейде Фор-Руаяля. Граф де Бленак, встретившись с командиром эскадры, показал ему последние приказы короля, в которых сообщалось о начале открытой войны с Англией и предписывалось выбить англичан с острова Сент-Кристофер. Кроме военных моряков, граф решил привлечь к этому предприятию Фантэна и прочих флибустьеров, число которых выросло до 140 человек за счет добровольцев, завербованных на Мартинике.

В июле 1689 года французская экспедиция в составе 6 военных кораблей, 14 корсарских судов и 23 шлюпов под командованием графа де Бленака двинулась от Мартиники к Сент-Кристоферу. Полковник Томас Хилл, исполнявший обязанности губернатора острова, не смог воспрепятствовать высадке французского десанта, который 18 июля атаковал административный центр колонии – поселение Бастер, и осадил защищавший его форт Чарлз. В форте находилось около 450 мужчин, способных носить оружие.

Огонь корабельной артиллерии оказался не очень эффективным – в первый день военных действий, произведя в сторону форта девятьсот семьдесят выстрелов, французы убили лишь «одного индюка, собаку и три лошади». Позже сотня флибустьеров Фантэна, подчинявшегося непосредственно Дюкассу, тоже присоединилась к осадным войскам. Проклиная англичан, жару и москитов, пираты затащили на вершину холма шесть пушек и начали обстреливать форт Чарлз сверху.

Между тем трофейный испанский фрегат оставался на рейде под присмотром двенадцати французов и восьми англичан – Кидда, Бёрджеса, Каллифорда, Мейсона, Брауна и других. Последние, естественно, не имели ни малейшего желания служить французской короне в войне против своих соотечественников. Ночью, воспользовавшись отливом и благоприятным береговым бризом, они перерезали спящих французов и незаметно вывели судно в открытое море. Кидд стал командовать фрегатом Фантэна, переименованным в «Блессед Уильям».

 

© В. К. Губарев, 2016

[1] Предполагают, что это – один из псевдонимов Даниеля Дефо, но далеко не все исследователи поддерживают данную гипотезу.

[2] Все даты, касающиеся жизни и деятельности Уильяма Кидда, даны по старому стилю (Юлианскому календарю). Они «отстают» от дат нового стиля (Григорианского календаря) на десять дней.

[3] Цыпленок матушки Кери (Mother’s Gary Chicken) – так английские и американские матросы называют глупыша (морскую птицу). Mother Cary – искаженное Mater cara (лат.), то есть Богородица.

[4] Портовый город в Новой Гранаде (совр. Колумбия).

[5] Приз – трофейное судно; добыча.

[6] Капитан Шарпэн был одним из собственников корабля.

[7] Продолжалась с 1688 по 1697 год. Известна также как война за Пфальцское наследство, война Аугсбургской лиги, Девятилетняя война, война Большого альянса, война короля Уильяма (Вильгельма) и война за Английское наследство. Англия начала военные действия против Франции в июне 1689 года.

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , | Leave a comment

Книга об экспедиции Фрэнсиса Дрейка 1585-1586 гг.

http://www.litres.ru/viktor-gubarev/ekspediciya-sera-frensisa-dreyka-v-vest-indiu-v-1585-1586-godah/

22035622_cover-elektronnaya-kniga-viktor-gubarev-ekspediciya-sera-frensisa-dreyka-v-vest-indiu-v-1585-1586-godah

 

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , , , , | Leave a comment

Полная биография капитана Кидда

Виктор Губарев

КАПИТАН КИДД:

Реальная история легендарного пирата

76. Уильям Кидд

С о д е р ж а н и е

Пролог

  1. Карибская прелюдия
  2. Поход с французами
  3. Бои против французов
  4. Старые друзья покидают Кидда
  5. Кидд в Нью-Йорке
  6. Секретный проект
  7. От Темзы до Гудзона
  8. Переход к мысу Доброй Надежды
  9. Пираты Индийского океана
  10. Визиты на Мадагаскар и Коморские острова
  11. Провальная экспедиция в Красное море
  12. У Малабарского берега
  13. Захват «Рупареля» и «Кедах мерчента»
  14. На острове Сент-Мари
  15. Новые попутчики
  16. Вест-Индия
  17. Переговоры с графом Белломонтом
  18. Арест
  19. Охота за сокровищами
  20. Скандал в Лондоне
  21. Обвинение в убийстве
  22. Обвинение в морском разбое
  23. Приговор
  24. Последний причал

Эпилог

 

Пролог

В анналах морского разбоя имя шотландца Уильяма Кидда стоит в одном ряду с именами таких прославленных джентльменов удачи, как Фрэнсис Дрейк, Пит Хёйн, Генри Морган, Уильям Дампир, Жан Бар, Эдвард Тич, Бартоломью Робертс и Робер Сюркуф. Ни одна более или менее приличная работа по истории пиратства не обходит молчанием деяния и трагический финал этого флибустьера. И уж, конечно, любая книжка о пиратских сокровищах рискует вызвать разочарование у читателей, если в ней будут отсутствовать легенды о кладах капитана Кидда с добавлением «подлинных» карт, загадочных криптограмм и прочей романтической шелухи, приличествующей жанру.

Чем же объяснить столь пристальное внимание историков, беллетристов и любителей приключенческой литературы к капитану, не совершившему на пиратском поприще даже десятой доли того, что успели записать на свой счет Дрейк, Морган или, к примеру, Робертс? Откуда возник этот ажиотаж вокруг «ужасного злодея» Кидда – человека хотя и неординарного, но, по пиратским меркам, все же не дотягивавшего до уровня «звезд» первой величины?

Чтобы ответить на эти и подобные им вопросы и попытаться понять, как возникла неувядающая легенда о знаменитом капитане Кидде и его сокровищах, необходимо не только проследить все перипетии его флибустьерско-корсарско-пиратской карьеры, но и внимательно присмотреться к той общественно-политической среде, в которой он вращался последние двенадцать лет своей жизни.

Увы, наш читатель почти ничего не знает о реальном капитане Кидде. Тот, кто читал новеллы классика американской литературы Вашингтона Ирвинга (1783-1859), мог познакомиться с весьма беглым очерком писателя, озаглавленным «Пират Кидд», а также рядом рассказов-легенд о поисках сокровищ Кидда, вошедших в цикл «Кладоискатели» (из книги «Рассказы путешественника»). Разгадка тайны одного из кладов капитана Кидда положена в основу и самой известной новеллы Эдгара По (1809-1849) «Золотой жук». Однако подлинным во всех этих историях является лишь имя капитана Кидда, остальное – художественный вымысел, навеянный американскими фольклорными мотивами.

В 1968 году в журнале «Вокруг света» появилась статья Е. Рыбникова и Л. Добрягина с интригующим названием «Ложь и правда о капитане Кидде». Авторы попытались развенчать миф о «великом пирате» Кидде и его сокровищах, однако в действительности напустили еще больше тумана, поведав историю коллекционеров Хью и Губерта Палмеров, обнаруживших якобы подлинные карты Кидда, а заодно небрежно, с досадными ошибками, изложив ход его пиратской одиссеи.

С тех пор рассказы об Уильяме Кидде не раз всплывали на страницах научно-популярных книг по истории пиратства, издававшихся в последней трети XX века и начале нынешнего столетия, но Кидд как был, так и остается человеком-загадкой для читающей публики.

Взявшись за написание книги о Кидде, автор этих строк предварительно познакомился с обширным документальным материалом по делу капитана Кидда. Хотя сохранившиеся документы дают мало информации о раннем периоде жизни и деятельности этого искателя приключений, они все же позволяют достаточно полно осветить последний, ключевой, период его биографии, охватывающий время с 1688 по 1701 год.

Донецк – Пиратин,

2008-2015 гг.

 

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , | Leave a comment

Предписание графа Белломонта капитану Кидду

Предписание графа Белломонта капитану Уильяму Кидду начать экспедицию на галере-фрегате «Эдвенчер»

(фрагмент из моей новой книги «Капитан Кидд»)

Adventure_Galley

Галера-фрегат “Эдвенчер гэлли”. Реконструкция.

25 февраля 1696 года граф Белломонт отправил капитану Кидду письмо с предписанием начать экспедицию. В нем отмечалось:

«Капитан Уильям Кидд, поскольку вы уже готовы отплыть, я настоящим желаю и предписываю вам, чтобы вы и ваши люди послужили Богу наилучшим образом; чтобы вы сохраняли добрый порядок и доброе управление на вашем корабле; чтобы вы могли выбрать наилучший путь к месту или базе, где вы сможете применить полномочия, каковые вы должны исполнить; и, исполнив оное, Вы должны, в соответствии с соглашением, плыть прямо в Бостон, что в Новой Англии, дабы доставить ко мне все те призы, сокровища, товары и иные вещи, каковые вы сможете захватить в силу полномочий и власти, вам пожалованных; но если, после успеха вашего предприятия, вы наткнетесь на какую-либо английскую флотилию, следующую в Англию, вы в таком случае, имея добрый конвой, должны держаться в компании с ним и доставить все ваши призы в Лондон… Молю не забыть писать обо всех происшествиях, каковые могут случиться с галерой: как ваши люди будут себя вести, какого успеха вы добьетесь и вообще обо всех примечательных случаях в ходе вашего путешествия, каковые могут произойти на момент составления вашего отчета. Направляйте ваши письма мистеру Эдмунду Харрисону. Я молю Бога даровать вам добрую удачу и позволить нам благополучно встретиться снова.

Белломонт».

51. London

Лондон. Вид на Темзу на старинной гравюре.

© В. К. Губарев, 2016

 

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , | Leave a comment

Эсташ Монах – Бич Пролива

Виктор Губарев

Эсташ Монах – Бич Пролива

(ок. 1170 – 1217)

Эсташ (фр. Eustache le Moine, англ. Eustace the Monk) (Евстафий, Юстас, Вистас, Ойстас) – французский пират по кличке Монах, базировавшийся на нормандском острове Сарк и грабивший торговые корабли в проливе Ла-Манш в начале XIII века. Из-за этого получил еще одно звучное прозвище – Бич Пролива. Попеременно служил то английскому, то французскому королю. О нем около 1223 года анонимный автор написал роман на пикардийском диалекте французского языка, текст которого был переработан около 1284 года.

ла-манш

Эсташ родился в последней трети ХII века в Курсе, недалеко от Булони (Пикардия). Его отец Бодуэн Бюке, согласно легенде, был пэром Булонским, владетелем многочисленных поместий. В юном возрасте Эсташ совершил плавание в Средиземное море, к берегам Испании и Италии, в ходе которого освоил азы навигации (а также, по преданию, научился у дьявола искусству черной магии и колдовства). Вернувшись домой, он стал черным монахом в бенедиктинском монастыре св. Вулмера в Самере. Его отец умер около 1190 года. Наследовав титулы, земли и богатства отца, Эсташ поступил на службу к графу Булонскому Рено де Даммартену, который в 1202-1203 годах в составе королевской армии участвовал в завоевании Нормандии, Анжу и Мена. В ходе этой войны Эсташ оставался в Булони в качестве сенешаля графа. Вскоре, однако, он был оклеветан своими врагами, попал в немилость к графу и, когда тот прогнал его, вышел на большую дорогу.
Разбой на суше недолго прельщал нашего героя, и осенью 1205 года, забрав с собой жену и дочь, Эсташ подался через Ла-Манш в Англию. Там он предложил свои услуги королю Джону Безземельному (1199-1216). Последний, мечтая вернуть свои владения на континенте, охотно принял его на службу и отправил к архиепископу Таунтону, попечителю союза Пяти портов – Гастингса, Нью-Ромни, Хиза, Дувра и Сандвича.
Весной 1206 года Джон Безземельный выдал Эсташу каперскую грамоту для борьбы с врагами его королевства, а также передал ему 5 галер и 3 больших корабля (в средневековом романе сообщается о передаче пирату 30 галер). Одновременно, если верить «Истории герцогов Нормандии», Эсташ Монах объявлялся сеньором Нормандских островов. Постепенно Эсташ завоевал острова Гернси, Джерси, Сарк и другие и начал совершать набеги на побережье Франции. Кадок, сенешаль Нормандии, владевший замком Гельон на Сене (близ Руана), пытался поймать Эсташа, но тот ухитрился уйти от преследования и даже захватил у него 5 или 6 галер.

Нормандские острова
В 1209 году Эсташ посетил Булонь в качестве посланника короля Джона. В том же году французский король Филипп II Август (1180-1223) объявил его вне закона. Базируясь на Сарке, Эсташ Монах продолжал бесчинствовать в проливе. Он вымогал деньги с капитанов торговых судов «за охрану», грабя тех, кто отказывался от его услуг.
В 1212 году, когда жертвами Эсташа стали несколько английских купцов, король Джон организовал морскую экспедицию против Нормандских островов. Каратели разорили Сарк и похитили дочь Эсташа. Последнему ничего не оставалось, как вернуться во Францию.
В октябре или начале ноября 1214 года Эсташ Монах перешел на службу к принцу Людовику, сыну Филиппа Августа. Людовик, по всей видимости, использовал его в качестве одного из своих командующих на море. В 1215 году Эсташ совершил налет на английский порт Фолкстон в графстве Кент, высадив там отряд английских баронов, восставших против короля Джона.
Когда весной 1216 года принц Людовик был приглашен мятежными английскими баронами занять место короля Джона Безземельного, Эсташу поручили обеспечить переброску французских войск через Ла-Манш. В Кале на борт 700 или 800 судов поднялись 1200 рыцарей. Людовик со свитой плыл на корабле Эсташа. Высадка прошла успешно, претендент был восторженно встречен в Лондоне; король Джон бежал. Эсташ отправился отвоевывать Нормандские острова, а затем по приказу Людовика блокировал с моря Дувр.
Процесс французского завоевания Англии был прерван после смерти короля Джона (он умер 19 октября 1216 года). В январе 1217 года англичане сделали ставку на весьма опытного воина Филиппа д’Обиньи, который взял под контроль почти все южное побережье страны. И хотя в феврале Людовику удалось захватить Уинчелси, жители этого города увели почти все корабли к Филиппу д’Обиньи.
Весной войска принца Людовика осадили Дуврский замок. В мае сорок французских кораблей появились близ Дувра, но жестокий шторм разметал этот флот; лишь 5 потрепанных парусников смогли добраться до Кале. В понедельник 15 мая новый французский флот вновь направился к Дувру, однако Филипп д’Обиньи и Николас Харингос вывели из Ромни свой флот в составе 80 судов и двинулись на неприятеля. Французы бросились наутек. Впрочем, 27 судов не смогли оторваться от преследователей и вынуждены были вступить в бой. В ходе этого сражения англичане взяли 8 кораблей противника. Всех захваченных моряков и ополченцев победители б перебили, а пленных рыцарей заперли в трюмах. Бросив якорь перед Дувром, английский флот лишил войска Людовика возможности получать подкрепления, поступавшие к ним из Франции по морю.
Людовик, отказавшись от осады Дувра, отступил в Лондон и там с нетерпением ожидал прибытия подкреплений из Франции. Что касается Эсташа, то он с помощью энергичной Бланки Кастильской, жены Людовика, стал собирать в Кале новое войско.
В ясный солнечный день 24 августа, в праздник св. Варфоломея, французский флот в очередной раз вышел из гавани Кале. Эсташ шел в авангарде на большом корабле из Байонны, везя с собой «сокровища короля». Говорят, инициативу Эсташа в указанном предприятии сковывал Робер де Куртенэ, дядя французской королевы, считавший себя начальником экспедиции. В его окружении находилась целая группа знатных особ, всего – 36 рыцарей. Кроме четырех нефов, в экспедиции принимали участие еще шесть больших боевых коггов и около 70 транспортов и лодок.
Английский флот, находившийся под командованием Губера де Бурга, насчитывал, по разным данным, от 16 до 18 больших кораблей и два десятка галер и рыбачьих ботов. На флагмане, кроме моряков, разместились солдаты из гарнизона Дуврской крепости. Вторым по рангу, после Губера де Бурга, был сэр Ричард Фиц-Джон, незаконнорожденный сын короля Джона Безземельного.
Хотя французский флот численно превосходил английский, большую его часть составляли не боевые, а транспортные суда. Поэтому Эсташ не хотел лезть в драку, предпочитая идти сразу в Лондон. Однако Куртенэ придерживался другой точки зрения и решил сразиться с англичанами. Это была фатальная ошибка. Совершив поворот через фордевинд, французский флагман столкнулся с кораблем Ричарда Фиц-Джона. В то же время Губер де Бург, используя попутный ветер, нанес удар по арьергарду французского флота, разметал транспорты и захватил два корабля. На помощь Ричарду Фиц-Джону подошли еще три больших английских судна; корабль Эсташа был окружен со всех сторон и отрезан от основных сил. Гийом Бретонский свидетельствует, что французские суда, сопровождавшие Куртенэ, не последовали за ним. «Таким образом, – пишет он, – этот корабль, в одиночку вступив в бой с четырьмя английскими кораблями, спустя короткое время был побежден и захвачен».

eustace the monk battle of sandwich

Последний бой Эсташа. Средневековая миниатюра.
Эсташа нашли в трюме. Взятый в плен, он тут же предложил за свое освобождение огромный выкуп – 10 тыс. марок – и поклялся верой и правдой служить королю Англии. Однако эта уловка не сработала. Некий Стивен Трэйб, моряк из Уинчелси, хладнокровно убил его, отрубил ему голову и нанизал ее на копье. Позже голову пирата доставили на берег, где демонстрировали жителям Кантербери и Дувра.
Поскольку победа над Эсташем Монахом была одержана в день св. Варфоломея, жители Сандвича в честь этого святого построили недалеко от города часовню и госпиталь для бедняков. С тех пор ежегодно 24 августа они устраивали торжественное шествие из Сандвича к упомянутому госпиталю, неся в руках сотни зажженных свечей.

© В. К. Губарев, 2016

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , , | Leave a comment

Пиратский проект Компании Провиденса

Губарев В. К. Компания острова Провиденс и англо-испанское соперничество в Вест-Индии в 1630-1644 гг. // Наукові праці Донецького національного технічного університету. Серія «Гуманітарні науки». Вип. 86. Донецьк: ДонНТУ, 2005. С. 73-80.

Cuba and Jamaica
В. К. Губарев

Компания острова Провиденс
и англо-испанское соперничество в Вест-Индии
в 1630-1644 гг.

Изучая истоки современной западной цивилизации, историки неизбежно обращаются к исследованию тех времен, когда эта цивилизация находилась в стадии «младенчества» и «юности», т. е. к периоду раннего Нового времени. Именно там кроются ответы на многие вопросы, волнующие наших современников. Не секрет, что мощное воздействие на генезис западноевропейского капитализма оказали Великие географические открытия и колониальная экспансия европейских государств, сопровождавшиеся не только ростом международной торговли и формированием мирового хозяйства, но и беспрецедентным по своим масштабам ограблением народов и природных богатств колонизуемых заморских территорий. В борьбе за новые земли и преобладание на морских коммуникациях (что обеспечивало монопольное обладание колониальными ресурсами) европейские державы – прежде всего, Португалия, Испания, Франция, Англия и Голландия – использовали как вооруженные силы государства, так и частную инициативу своих подданных, рвавшихся к сокровищам новооткрытых земель. Одним из действенных методов этой борьбы стал морской разбой, осуществлявшийся в формах «классического» пиратства, каперства (корсарства, приватирства) и государственного пиратства (рейдерства).
Целью настоящей статьи является исследование особенностей английской экспансии в Вест-Индии в период правления Карла I Стюарта. На примере деятельности лондонской Компании острова Провиденс мы попытаемся выяснить, какую роль отводили карибскому региону британские правительственные структуры и частные компании, участвовавшие в борьбе с Испанией за колониальное господство в бассейне Карибского моря, какие методы колониальной экспансии они при этом применяли и какие экономические и политические выгоды извлекали или пытались извлечь.
Для решения поставленных задач нами использованы разнообразные источники, первую группу которых составляют государственные бумаги (акты, инструкции, каперские свидетельства, донесения послов и губернаторов колоний и пр.), вторую – дневники, мемуары и переписка частных лиц (участников экспедиций в Вест-Индию, директоров и агентов торгово-колониальных компаний и т. д.). Часть из них опубликована в сборниках документов (1), часть вышла отдельными изданиями (2), некоторые включены в качестве приложений в научные монографии (3). Кроме того, мы пользовались разнообразным фактическим материалом, собранным зарубежными исследователями истории колониальной экспансии и пиратства в Америке (4).
В зарубежной и отечественной историографии давно уже утвердилось мнение, что внутренняя и внешняя политика ранних Стюартов в целом противоречила интересам английской торговой буржуазии и не способствовала активной заморской экспансии. Действительно, после смерти королевы Елизаветы (1603) король Яков I Стюарт вместо продолжения политики, направленной против католической Испании, начал добиваться мира и союза с испанской короной. В августе 1604 г. мирный англо-испанский договор был подписан, при этом вопрос об английских торговых интересах в регионе Испанской Америки был проигнорирован. Однако нельзя забывать, что инициатива частных лиц порой оказывала на международные отношения не менее сильное влияние, чем политика официальных властей. Происпанский курс Якова I затруднил, но не мог полностью сдержать английскую заморскую экспансию. Крупные капиталы, вложенные купцами, судовладельцами и джентри в контрабандную торговлю и каперство, искали себе применения; нужда в деньгах, заманчивая прибыльность заморских предприятий привлекали к ним и часть старого дворянства; аристократы типа лорда Р.Рича, получившего в 1618 г. титул графа Уорвика, а также предприниматели из лондонского Сити продолжали тайную пиратскую войну в водах Вест-Индии (5). В этих кругах широкую популярность получила идея колонизации Гвианы и Антильских островов (6). Они постоянно выступали за войну с Испанией, считая Вест-Индию наиболее удобным местом для нанесения удара по «национальному врагу» Англии. В 1621 г. некоторые члены парламента предлагали послать в Карибское море эскадру и перерезать связь Испании с колониями путем захвата так называемого «серебряного флота» (галеонов, перевозивших американские сокровища в метрополию) (7).
Провал в 1623 г. проектов женитьбы наследника английского престола Карла на испанской инфанте, враждебное отношение королевского фаворита герцога Бэкингема к Испании способствовали некоторой активизации английской колониальной экспансии. В 1624-1625 гг. правительство рассмотрело несколько проектов колонизации островов Вест-Индии. Еще до начала открытой войны с Испанией группе английских предпринимателей во главе с капитаном Т.Уорнером удалось закрепиться на одном из Малых Антильских островов – Сент-Кристофере, который стал «матерью Британской Вест-Индии» (8). Между 1625-1633 гг. английские авантюристы захватили в бассейне Карибского моря острова Барбадос, Невис, Санта-Крус, Антигуа, Монтсеррат, Провиденс и Тортугу. С началом англо-испанской войны 1625-1630 гг. правительство Карла I санкционировало английское приватирство (каперство) в Атлантике и Вест-Индии. 2 ноября 1625 г. король разрешил адмиралтейству выдать репрессальные грамоты купцам и судовладельцам, которым испанцы нанесли материальный ущерб и которые жаждали «получить удовлетворение на морях от подданных короля Испании» (9).
Среди важнейших английских пиратско-колонизационных предприятий первой половины XVII в. необходимо выделить Компанию острова Провиденс (далее – КОП), деятельность которой наглядно демонстрирует, кто и как направлял, организовывал и инвестировал антииспанские экспедиции англичан в Вест-Индию в годы, предшествовавшие буржуазной революции. Основание компании связывают с именем графа Уорвика. Ему принадлежала целая флотилия каперских судов, промышлявших в водах Африки и Америки. В 1628 г. он и его компаньоны отправили в Карибское море три судна, которые произвели разведку островов Сан-Андрес, Санта-Каталина и др., расположенных недалеко от берегов Никарагуа. В следующем году, подписавшись на акционерный капитал в 2 тыс. ф.ст., ассоциация Уорвика снарядила новую экспедицию в Вест-Индию, целью которой была колонизация острова Санта-Каталина, переименованного в Провиденс (совр. Провиденсия). Каперские свидетельства для этого предприятия были получены в адмиралтействе 28 сентября. Инвесторами выступили лондонский купец Дж.Дик, граф Уорвик, Н.Рич, Г.Барбер и Г.Госелл.
Планы организации компании, которая могла бы финансировать колонизацию Провиденса и соседних островов, ходили в кругах лондонской знати в течение лета 1630 г. и предусматривали первоначальный взнос в размере 200 ф.ст. В отличае от других колониальных компаний, где подавляющее большинство вкладчиков составляли купцы, в ассоциации Уорвика численно преобладали джентри и аристократы. Королевский патент, подписанный 4 декабря 1630 г., предоставлял «Губернатору и Компании Авантюристов Города Вестминстера» монопольное право на торговлю в Вест-Индии между 10 и 20 с.ш. Этот патент удалось получить через посредство брата Уорвика – графа Голланда.
Пока шло снаряжение экспедиции, в Мадриде был подписан англо-испанский мирный договор. Его содержание было обнародовано в Англии 5 декабря. Тем не менее, графу Уорвику 10 января 1631 г. удалось получить разрешение Тайного совета на покупку у короны 20 пушек, боеприпасов и пороха. В инструкциях, переданных первому губернатору Провиденса Ф.Беллу и членам Совета острова, отмечалось: «Очевидно, что между нами (англичанами и испанцами, – В.Г.) нет мира на широте, где вы находитесь…» (10). Поскольку на Провиденс постоянно наведывались голландские каперы (Голландия находилась в состоянии войны с Испанией с 1621 г.), КОП рекомендовала губернатору сохранять с ними дружеские отношения. Должность «адмирала Провиденса» получил старый морской волк Д.Элфрит. В 1631 г., командуя корсарским кораблем «Си флауэр», он доставил на Провиденс 90 колонистов, после чего приступил к крейсерству против испанского судоходства. В числе его жертв был испанский фрегат, стоявший у побережья Ямайки.
В марте 1635 г. граф Уорвик основал вспомогательную ассоциацию под названием «Губернатор и Компания Авантюристов Города Лондона для торговли на берегах и островах различных частей Америки» (11). К тому времени на Провиденсе проживало около 550 белых колонистов и 90 негров-рабов. Остров и его главное поселение – Нью-Вестминстер – защищали не менее тринадцати фортов, в том числе такие крупные, как Форт-Генри, Блэк-Рок-Форт, Уорвик-Форт, Брук-Форт и Дарлис-Форт. Их артиллерия помогла колонистам отбить десант из 300 испанцев, высаженный с семи кораблей в начале июля 1635 г. После этого нападения Карл I разрешил авантюристам Провиденса репрессии против испанцев, пообещав, что «если они что-нибудь захватят в Вест-Индии в виде репрессалии, это будет иметь законные основания» (12).
В январе 1636 г. КОП объявила подписку на новый акционерный капитал в 10 тыс. ф.ст. К середине того же года удалось подписаться на 3900 ф.ст. (Уорвик внес 500 ф.ст., Сей-и-Сил – 500, Рич – 500, Пим – 500, Вудкок – 500, Баррингтон – 500, Найтли – 400, Рэдиерд – 250, Уэллер и Аптон – 250 ф.ст.) и к этому лорд Брук добавил 1000 ф.ст. (13). Компания заявила, что отныне одной из главных ее задач будет «досаждение испанцу (испанскому королю, – В.Г.) и перехват его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформаторской религии» (14). Основная часть капитала компании пошла на снаряжение трех корсарских кораблей – «Блэсинг», «Экспектешн» и «Гуд хоуп». По предложению казначея компании, Дж.Пима, было заключено соглашение с государственным секретарем Э.Конвеем, который передал КОП право на репрессии против испанцев, полученное им в виде каперского свидетельства от принца Оранского. За это компания обязалась отдавать ему 1/5 часть добычи, захваченной в силу данного свидетельства. Лондонский купец У.Вудкок, являвшийся собственником корабля «Гуд хоуп», также должен был получать 1/5 часть с добычи, взятой этим судном (15).
Инструкции, переданные капитанам приватирских судов, носили сходный характер, и все последующие указания КОП, касавшиеся захвата призов (т.е. трофейных кораблей) и дележа добычи, были основаны на них. Долевое участие моряков в призах приравнивалось к строго фиксируемой заработной плате. Матросам разрешалось грабить все, что находилось на палубе вражеского судна; кроме того, им шла 1/3 часть доходов, вырученных от продажи призов. В случае захвата бедного приза его вместе с призовой командой предписывалось отправлять на Провиденс; богатые призы необходимо было отводить прямо в Англию. Захваченных на призах африканских невольников надлежало продавать плантаторам на Провиденсе (только ловцы жемчуга объявлялись собственностью КОП). В случае необходимости капитаны могли объединяться и оперировать совместно с голландскими каперами.
«Блэсинг», «Экспектешн» и «Гуд хоуп» покинули Англию одновременно в мае 1636 г., но в открытом море разъединились. После смерти К.Биллинджера, капитана «Экспектешна», его преемник Дж.Мерш отказался высадить пассажиров на Провиденсе и заставил их остаться на борту судна до конца крейсерства. Взяв два или три испанских приза и не обнаружив в их трюмах никаких ценностей, Мерш высадил пленных на берег в районе Картахены (Новая Гранада, совр. Колумбия), а сам отправился к островам Москито-Кейс, расположенным у побережья Никарагуа; там в течение двух недель он торговал с голландскими контрабандистами, обменивая товары, предназначавшиеся колонистам Провиденса, на негров. Встретившись с «Блэсингом», которым командовал капитан У.Роус, он поддержал его предложение напасть на приморский городок Санта-Марту, однако по пути отстал от него и несколько недель блуждал по Карибскому морю, пока не истощились запасы питьевой воды и продовольствия. Наконец, потеряв в результате болезней несколько десятков человек, Мерш привел свой потрепанный корабль на Провиденс (16).
Английский монах-капуцин Т.Гейдж, проплывавший в это время мимо острова на испанском корабле, позже писал в книге «Английский американец на море и на суше, или Новый обзор Вест-Индии»:
«Великий страх охватил испанцев во время путешествия близ острова Провиденс… ибо они боялись, что оттуда выйдут несколько английских кораблей, чтобы напасть на них. Они проклинали англичан, занимавших его, и говорили, что этот остров был ни чем иным, как гнездом воров и пиратов, и что если король Испании не наведет там вскоре порядок, испанцам будет очень плохо; потому что, находясь близ устья Десагуадеро (р. Сан-Хуан в Никарагуа, – В.Г.), они способны угрожать фрегатам из Гранады; и, находясь между Пуэрто-Бельо и Картахеной, они могут также угрожать галеонам, которые перевозят ренту и сокровища короля» (17).
Несмотря на то, что капитан Мерш не поддержал Роуса, последний рискнул 20 октября 1636 г. атаковать Санта-Марту. Бой был неравным и, потеряв несколько человек, Роус и его матросы сдались на милость тех, кого собирались ограбить. Пленных доставили в Картахену, затем переправили на галеонах «серебряного флота» в Гавану, а оттуда – в Испанию. Находясь на чужбине, Роус написал руководству КОП несколько писем с просьбой поскорей выкупить его из плена. Английский посол в Мадриде от имени Карла I начал добиваться освобождения Роуса. В конце концов, этот «джентльмен удачи» был отпущен в Англию, где позже его избрали членом парламента (18).
Пока происходили эти события, КОП установила деловые связи с известным пиратом Т.Ньюменом, разбойничавшим в Карибском море в 1633-1634 гг. на судне «Хантер». Ньюмен предложил компании организовать очередную корсарскую экспедицию в Вест-Индию. Девять джентльменов-авантюристов выделили на дело 1250 ф.ст., и к этой сумму сам пират добавил 400 ф.ст. Были зафрахтованы корабль «Хэппи ритарн» и пинасса «Провиденс», отплывшие в августе 1636 г. Их крейсерство оказалось успешным, было взято много призов, включая корабли с африканскими невольниками (19). В апреле 1638 г. «Хэппи ритарн» доставил в метрополию груз табака, жира, сырых кож и прочих товаров на 4 тыс. ф.ст. В ноябре того же года Ньюмен пожаловал на «Провиденсе» в Новую Англию, и местный губернатор Дж.Уинтроп пометил в своем дневнике: «Некий капитан Ньюмен был отправлен с поручением графа Голланда, губернатора Вестминстерской компании, графа Уорвика и прочих из этой компании добывать испанца… в Вест-Индии, после чего он захватил у них много небольших судов и прочее… Он привез много шкур и много жира. Шкуры он продал здесь по 17 ф.ст. 10 шилл., жир – по 29 шилл. … и отплыл в Англию 1 декабря» (20).
Ньюмен достиг Ла-Манша в день Рождества, однако здесь счастье изменило ему – пинассу неожиданно атаковал испанский корсар из Дюнкерка. «Провиденс» был захвачен; в руки победителей попали 25 тюков индиго, много ящиков сарсапарильи, золота цепь, мешок серой амбры, 4 алмаза, большое количество жемчуга, несколько бочонков золота и серебра, серебряные слитки и два крупных куска золота – всего на 30 тыс. ф.ст. Как только граф Уорвик и его компаньоны узнали о захвате Ньюмена корсарами из Дюнкерка, они начали ходатайствовать перед королем о скорейшем его возвращении на родину. Английский посол в испанских Нидерландах получил указание сделать соответствующее заявление кардиналу-инфанту, а английский посол в Мадриде должен был подать жалобу в испанский суд. Хотя испанские власти не хотели, чтобы «величайший английский пират был отпущен», после двух лет тюремного заключения Ньюмен и его матросы получили свободу. Вернувшись в Англию, этот капитан тут же снарядил новую пиратскую экспедицию, и из записок Уинтропа мы узнаем, что «он пропал на пути к [острову Сент-] Кристоферу с очень богатым призом во время сильного урагана 1642 года» (21).
Дело о захваченном грузе «Провиденса» рассматривалось английским парламентом в 1641 г., но никакого решения по нему не было принято. Вторично о нем вспомнили в 1649 г., когда некоторые бывшие члены КОП потребовали для себя доли с испанского приза «Санта Клара», задержаного в Портсмуте. 25 января 1650 г. дело передали на рассмотрение парламентскому «охвостью», однако и на этот раз все закончилось безрезультатно. Последнее упоминание о деле «Провиденса» содержится в петиции, поданной в палату лордов на сессии 1660 г.
Потеряв несколько своих кораблей, КОП в конце лета 1638 г. перестала вкладывать деньги в снаряжение приватирских экспедиций; но, не желая отказываться от возможных прибылей, которые сулил морской разбой в Вест-Индии, она организовала выдачу каперских свидетельств частным лицам, оставив за собой право на получение 1/5 части добычи. В том же году граф Уорвик передал свои права на каперство некоему Мэршему, капитану военного корабля «Пеннингтон», а тот продал каперское свидетельство капитану Шептону, командовавшему судном «Маркус». Последний в компании с каперским судном «Виктори» захватил близ Санто-Доминго в Вест-Индии испанский корабль «Бонавентуре», собственники которого обратились с иском в английские судебные инстанции по поводу пиратских действий «Маркуса» и «Виктори». Суд постановил: приз вернуть владельцам, а убытки покрыть за счет приватиров (22). В июле 1639 г. каперское свидетельство от КОП получил капитан Дж.Делл; его экспедицию в Вест-Индию финансировали купец-гугенот из лондонского Сити А. де Лео и ряд его компаньонов.
В том же году новым губернатором Провиденса стал протеже графа Уорвика капитан Н.Батлер. Колонистам острова он был рекомендован как «человек весьма доброй судьбы и опыта, бывший прежде солдатом на море и на суше». Спустя несколько месяцев после прибытия на Провиденс Батлер установил тесные контакты с голландскими каперами, сбывавшими на острове свою добычу (23), и договорился с ними о совместной экспедиции в Гондурасский залив. Они отплыли в конце лета 1639 г. и захватили порт Трухильо. Чтобы спасти город от разрушения, жители заплатили корсарам выкуп в 16 тыс. пиастров (частью в слитках, частью грузом индиго) (24).
В 1638-1640 и 1642-1644 гг. несколько антииспанских экспедиций в Вест-Индию совершил капитан У.Джексон. Его первое плавание финансировал лондонский купец М.Томпсон и некоторые предприниматели из Корнуэлла. Прибыв в Карибское море весной 1639 г., Джексон захватил богатую добычу в Никарагуа и, посетив Провиденс, отправился в Новую Англию. Там он сбыл большую часть награбленного, после чего снова ушел на промысел в Вест-Индию. В конце концов, взяв еще несколько испанских призов, Джексон в конце 1640 г. вернулся на родину (25).
Активная антииспанская политика КОП заставила Мадрид принять ряд мер по уничтожению английских баз в Карибском море. Опираясь на решение совместного заседания Государственного совета, Военного совета и Совета по делам Индий, состоявшегося 11 декабря 1636 г. под председательством Филиппа IV, губернаторы Санто-Доминго и Картахены подготовили военную экспедицию против Провиденса. Эта экспедиция, в состав которой входили 9 кораблей и более 2 тыс. человек под командованием Ф.Диаса де Пимьенты, атаковала остров в 1641 г. и захватила его. Испанцам достались 600 негров-рабов, пушки, боеприпасы, большое количество золота, индиго и кошенили общей стоимостью 500 тыс. дукатов (26).
Чтобы компенсировать убытки, вызванные потерей Провиденса, граф Уорвик и другие члены КОП совместно с М.Томпсоном и некоторыми купцами из Сити финансировали новую экспедицию капитана Джексона в Вест-Индию. Джексон отплыл из Англии в июле 1642 г. с тремя кораблями; вице-адмиралом флотилии был старый служащий КОП капитан С.Экс. Прибыв на Барбадос 27 сентября, Джексон объявил местным колонистам о своем намерении предпринять набег на испанские поселения в карибском регионе. Обещание богатой добычи помогло ему завербовать на Барбадосе 650 человек, к котoрым на Сент-Кристофере присоединились еще 250 (27). К началу ноября на 7 кораблях флотилии разместилось более 1100 человек; десантными силами командовал уже знакомый нам капитан У.Роус.
Первая атака была предпринята на ловцов жемчуга у острова Маргарита, но добыча оказалась скромной. В декабре приватиры овладели городом Маракайбо в Венесуэле и взяли с его жителей выкуп, а в конце февраля 1643 г., опустошив ряд мелких поселений в Новой Гранаде, отправились к Эспаньоле (совр. Гаити) для ремонта кораблей и отдыха. 25 марта Джексон высадил свои силы на Ямайке и захватил столицу острова – город Сантьяго-де-ла-Вегу (совр. Спаниш-Таун). Получив через три недели выкуп в размере 7 тыс. пиастров и различные припасы, англичане 21 апреля покинули остров (28). Роус, узнав, что его избрали членом Долгого парламента, отделился от экспедиции и вернулся в Англию. Тем временем Джексон нагрянул в Гондурасский залив, где разорил порт Трухильо. Летом того же года он без особого успеха крейсировал в Карибском море, а в ноябре предпринял набег на поселения Коста-Рики и Панамского перешейка. Зимой 1643-1644 гг. он опустошил побережье в районе Картахены, а летом 1644 г. – небольшие поселения в Гватемале и Новой Испании (совр. Мексика). Осенью того же года флотилия Джексона прошла Флоридским проливом и в струе Гольфстрима достигла Бермудских островов, где приватиры поделили награбленное (29).
Добыча, привезенная Джексоном в Англию (март 1645 г.), конечно, не могла компенсировать графу Уорвику и его компаньонам потерю Провиденса. Однако бушевавшая в стране революция на некоторое время отвлекла английских предпринимателей от карибских проблем. Испания юридически не признала английские территориальные приобретения на Малых Антильских островах и в Гвиане, но, в условиях общего упадка экономической жизни и ослабления военной и морской мощи империи, Габсбурги больше не располагали достаточными средствами для реоккупации утраченных земель. Де факто они стали колониями Великобритании. В то же время следует отметить, что разведывательные, колонизационные и приватирские экспедиции, осуществлявшиеся Компанией острова Провиденс в 30-40-е годы XVII в., не только способствовали дальнейшему подрыву испанской монополии на навигацию и торговлю в Новом Свете, но и привлекли внимание англичан к прибрежным районам Центральной Америки (Никарагуа, Гондураса), где стали возникать небольшие английские форпосты полупиратского типа. Со временем наличие этих баз было использовано Великобританией для обоснования ее «прав» на Москитовый берег в Никарагуа и Британский Гондурас (совр. Белиз).

Примечания

1. Acts of the Privy Council of England. 1625-1626. – L., 1934; ibid. June – Dec. 1626. – L., 1938; Colonising expeditions to the West Indies and Guiana, 1623-1667 / Ed. by V.T.Harlow. – L.: Hakluyt Soc. Pub., 1925; Privateers and Piracy in the Colonial Period: Illustrative Documents / Ed. by J.F.Jameson. – N.Y.: The Macmillan Company, 1923; Documents illustrative of the History of the Slave Trade to America / Ed. by E.Donnan. – N.Y., 1969. – Vol. III; Законодательство английской революции 1640-1660 гг. / Сост. Н.П.Дмитревский. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1946.
2. Gage T. Viajes en la Nueva España. – La Habana, 1980; Рэли У. Открытие Гвианы. – М.: Географгиз, 1963.
3. Newton A.P. The Colonising Activities of the English Puritans. The last phase of the Elizabethan Struggle with Spain. – N.Y.: Kennikat Press, 1966; Hamshere C. The British in the Caribbean. – L.: Weidenfeld and Nicolson, 1972.
4. Barbour V. Privateers and Pirates of the West Indies // The American Historical Review. – April 1911. – Vol. XVI. – N 3; Burns A. History of the British West Indies. – L.: Allen, 1954; Haring C.H. The Buccaneers in the West Indies in the XVII Century. – Hamden, Conn., 1966; Marsden R.G. Early Prize Jurisdiction and Prize Law // The English Historical Review. – 1910. – Vol. XXV. – Part. II.
5. Burns A. Op. cit. – P. 203.
6. Подробнее см.: Губарев В.К. Первая английская колония в Вест-Индии // Вопросы истории. – 1980. – № 5. – С. 186-188.
7. Английская буржуазная революция XVII века. – М.: Изд-во АН СССР, 1954. – Т. II. – С. 117.
8. Colonising expeditions to the West Indies and Guiana. – P. 1-53; Губарев В.К. Указ соч. – С. 186-188.
9. Acts of the Privy Council of England. 1625-1626. – C. 229-231.
10. Newton A.P. Op. cit. – P. 95.
11. Hamshere C. Op. cit. – P. 45.
12. Barbour V. Op. cit. – P. 537.
13. Newton A.P. Op. cit. – P. 224.
14. Ibid. – P. 248.
15. Ibid. – P. 224.
16. Ibid. – P. 230.
17. Gage T. Op. cit. – P. 239.
18. Newton A.P. Op. cit. – P. 232.
19. Documents illustrative of the History of the Slave Trade to America. – P. 4.
20. Newton A.P. Op. cit. – P. 263.
21. Ibid. – P. 264.
22. Marsden R.G. Op. cit. – P. 263.
23. Privateering and Piracy… – P. 3-8.
24. Newton A.P. The European nations in the West Indies, 1493-1688. – L.: A and C Black Lmd., 1933. – C. 181; Burns A. Op.cit. – P. 210.
25. Newton A.P. The Colonising Activities… – P. 270.
26. Hamshere C. Op.cit. – P. 49; Newton A.P. The European nations… – P. 192.
27. Colonising expeditions to the West Indies and Guiana. – P. XXVII; Burns A. Op.cit. – P. 227.
28. Roberts W.A. Jamaica. The Portrait of an Island. – N.Y., 1955. – P. 15; Bridges G.W. The Annals of Jamaica. – L., 1968. – Vol. II. – P. 172.
29. Newton A.P. The Colonising Activities… – P. 317.

Summary

The given article contains the analysis of peculiarities of the Anglo-Spanish colonial and maritime Struggle for the West Indies in the Reign of Charles I. The author studies the role of the Providence Company in the colonial expansion of England in the Caribbean and analyses the British privateering activities in the Caribbean area, 1630-1644.

Categories: История морского разбоя | Tags: , , , , , , , , , , , , | Leave a comment

Create a free website or blog at WordPress.com.