В. К. Губарев. Капитан Делиль

Виктор Губарев

ПИРАТЫ КАРИБСКОГО МОРЯ:

Жизнь знаменитых капитанов

(М.: Эксмо; Яуза, 2009)

 1. V_Gubarev. Pirates of the Caribbean

Злой рок капитана Делиля

Французский флибустьер капитан Делиль прославился тем, что в 1659 году возглавил первую крупную экспедицию пиратов острова Тортуга против испанского города Сантьяго-де-лос-Кабальерос на Эспаньоле (совр. Гаити). В то время пиратское гнездо на Тортуге управлялось английским губернатором Элиасом Уоттсом. Откуда же сей джентльмен взялся на Антиллах?

Дело в том, что испанцы, отбив Тортугу у шевалье де Фонтенэ в начале 1654 года, не смогли долго удерживать ее под своим контролем. 13 сентября того же года года испанский король Филипп IV назначил новым губернатором Санто-Доминго дона Бернардино де Менесеса Бракамонте-и-Сапату, графа Пеньяльбу, которому было поручено отозвать с Тортуги испанский гарнизон, «разрушить все фортификации, большие и малые, не оставив камня на камне, вернуть в Санто-Доминго всю артиллерию… и запереть гавань Тортуги, затопив в двух ее проходах несколько старых кораблей и барок, нагруженных камнем». Этот, казалось бы, странный указ объяснялся тем, что испанской короне стало известно о готовящейся в Англии военной экспедиции, целью которой было завоевание всех испанских владений в Вест-Индии. Удерживать Тортугу стало менее важной задачей, чем усиление обороноспособности Санто-Доминго.

ARCHIVO_153_Ms-1654 Tortuga2

Прежде чем приступить к эвакуации испанского гарнизона с Тортуги, граф Пеньяльба 11 июня 1655 года написал экс-губернатору Эспаньолы дону Хуану Франсиско Монтемайору письмо, в котором интересовался его мнением относительно целесообразности сохранения бывшего пиратского гнезда под испанским контролем. На следующий день Монтемайор отправил графу пространный ответ. Его мнение было однозначным: если французы или англичане снова займут Тортугу и восстановят ее статус крупной флибустьерской базы, испанской торговле в Вест-Индии будет нанесен невосполнимый ущерб. Кроме того, враг получит возможность использовать Тортугу в качестве плацдарма для завоевания Эспаньолы и других испанских колоний в бассейне Карибского моря.

Пеньяльба не разделял опасений Монтемайора. Он полагал, что в связи с английским завоеванием Ямайки (а это произошло в мае 1655 года) более насущной проблемой становится укрепление обороны Санто-Доминго. Поэтому 26 июня он подписал приказ об эвакуации испанского гарнизона с Тортуги. Бальтасар Кальдерон должен был немедленно погрузить на суда всю артиллерию форта Ла-Рош и вывезти ее в Санто-Доминго. Однако выполнить этот приказ было невозможно из-за отсутствия погрузочных средств и в виду твердой уверенности Кальдерона в том, что уход испанцев из Кайона – форменное безумие. Разделяя точку зрения Монтемайора, он пытался доказать Пеньяльбе и чиновникам в Испании, что для обеспечения безопасности испанских владений в Вест-Индии Тортугу «было бы очень выгодно сохранить… ибо в то время, когда ее заселяли враги-французы, имели место многие грабежи и нанесение ущерба торговле Гаваны, Кампече, Ямайки, Веракруса, Кубы, Картахены, Портобело и Тьерра-Фирме».

Isle-St-Domingue-vaugondy-1

4 августа губернатор Эспаньолы повторил свой приказ в более жесткой форме, присовокупив к нему поучение, как захоронить пушки, если нет возможности погрузить их на суда. После этого Кальдерон и его солдаты не стали мешкать: не разрушив до основания форт, не вывезя с острова артиллерию и не затопив у входа в Кайонскую бухту старые корабли, они покинули Тортугу.

Преемник Пеньяльбы граф Феликс де Суньига 3 декабря 1656 года с нескрываемым сожалением писал королю, что в то самое время, когда солдаты его величества покидали гавань Тортуги, туда с другой стороны преспокойно вошла барка французских пиратов.

Военный губернатор захваченной англичанами Ямайки сэр Уильям Брейн, узнав от флибустьеров о «ничейности» Тортуги, распорядился отправить туда дюжину солдат под командованием капитана Элиаса Уоттса. В начале 1657 года примерно 100 или 120 английских и французских авантюристов, обосновавшихся к тому времени в Кайоне, согласились признать Уоттса своим губернатором при условии свободы делать то, что им вздумается. Помощником губернатора стал «бедный несчастный джентльмен» Джеймс Аранделл – бывший полковник армии роялистов, изгнанный из Англии и женившийся в Вест-Индии на дочери Уоттса.

Поводом для нападения капитана Делиля на Сантьяго-де-лос-Кабальерос послужили варварские действия капитана испанского военного корабля в отношении группы пленных французов. «Поскольку, – пишет миссионер дю Тертр, – Лавалье, Жак Клеман, Никола Массье, Жиль Бонаньер, его жена и маленький мальчик и прочие, всего в количестве десяти или двенадцати человек, не чувствовали себя хорошо на острове Тортуге, они получили разрешение господина Элиазуорда (Элиаса Уоттса. – В.Г.) отправиться на Наветренные острова, то есть на Сент-Кристофер, Гваделупу, Мартинику и другие, расположенные на той параллели; и поэтому они сели на корабль капитана-фламандца, который, отплыв утром, был к несчастью встречен военным испанским кораблем, капитан которого спросил фламандца, кого он везет, на что тот ответил, что это – пассажиры-французы. Он велел ему немедленно выдать их. Фламандский капитан противился, сколько мог, но после долгого спора был вынужден выдать своих пассажиров-французов, однако при условии, что их пощадят, и что им не причинят вреда; и испанец обещал это под присягой. Но когда оба корабля разошлись, испанец со своими пленниками взял курс на остров Монтекристе, где, высадив наших французов, солдаты всех их расстреляли из аркебузов, за исключением женщины и маленького мальчика, который спрятался под рясой одного монаха, а его эти набожные убийцы и лживые христиане весьма почитали…». Дю Тертр добавляет, что «эта рана долго кровоточила в сердцах всех французов на побережье Сен-Доменга», искавших случая отомстить испанцам.

A Frigate at Sea, by Pierre Puget

Такой случай представился в 1659 году, когда на Тортугу из Нанта прибыл фрегат капитана Лекубля. Флибустьеры решили, что этот корабль можно использовать для того, чтобы доставить их к гавани Пуэрто-де-Плата на северном побережье Эспаньолы, откуда они планировали двинуться в глубь острова и атаковать город Сантьяго-де-лос-Кабальерос. Сформировав батальон из 400 человек во главе с капитаном Делилем (по-французски – Capitaine de L’Isle, что в переводе означает «капитан Острова»), флибустьеры разделились на четыре роты, причем первую возглавил сам Делиль, вторую – пират по имени Адам, третью – Лормель, а четвертую – Анн Леру. Согласовав свой проект с губернатором Уоттсом, который, надеясь на получение части пиратской добычи, выдал флибустьерам английское каперское свидетельство, Делиль и его сообщники нашли в порту капитана Лекубля и предложили ему отдать свой корабль им в аренду. По словам дю Тертра, «ему сказали откровенно, что он более не хозяин [корабля] и что, если он не отдаст его добром и по-дружески, они заберут его силой». Конечно, Лекубль не стал упрямиться.

Погрузившись на «арендованный» фрегат и на два или три других суденышка, флибустьеры взяли курс на Пуэрто-де-Плату. Высадившись там на берег в день Вербного воскресенья, они двинулись через леса и саванны к Сантьяго и в ночь на святую пятницу, незадолго до рассвета, неожиданно напали на спящий город. Заколов около трех десятков испанцев, пытавшихся оказать им сопротивление, французы устремились прямо к дому губернатора. Последний был найден в постели. «Он свалился с кровати, – рассказывает дю Тертр, – и, услышав, что враги говорят по-французски, высказал свое удивление тем, что французы пришли нападать и убивать, ибо он получил известия о прекращении военных действий и о заключении мира между коронами Франции и Испании. Эти пираты ответили, что у них имеется английское каперское свидетельство, и обвинили его во всех избиениях французов, совершенных по его распоряжениям и иных губернаторов его нации, велев ему приготовиться к смерти».

Когда губернатор Сантьяго-де-лос-Кабальероса упал на колени и начал молиться, флибустьеры прервали его, спросив, сколько он может заплатить за свое спасение. Испанец сказал, что готов отдать им всё, чем владеет. «Тогда наши мошенники, – продолжает дю Тертр, – потребовали с него не менее шестидесяти тысяч экю. Он им ответил, что у него нет столько, но что он готов уплатить часть выкупа шкурами, что и было сделано; а остальное, что надлежало выплатить деньгами, он им обещал, однако так и не заплатил».

За сутки флибустьеры разграбили весь город и забрали из церквей колокола, украшения и священные сосуды. Позже на Антиллах рассказывали, что пираты увели с собой и изнасиловали захваченных в городе знатных дам. Дю Тертр опровергает эти слухи, заявляя, что у французов был уговор – кто будет уличен в подобного рода преступлении, тот лишится своей доли добычи.  После того, как они запаслись провизией и вином, пираты забрали с собой в качестве заложников губернатора и несколько знатных горожан и двинулись через лес в обратный путь.

Тем временем жители окрестных мест, объединившись с беглецами из Сантьяго, собрали отряд в тысячу человек и устроили на выходе из леса засаду. Несмотря на свою малочисленность, флибустьеры отчаянно защищались; «так как все они были хорошими стрелками, то каждый выбрал себе по человеку, и они сразу же уложили на повал более шестидесяти». После двухчасового сражения испанцы отступили, намереваясь собраться с силами и повторить атаку. Но во время этой передышки французы, потерявшие десять человек убитыми и пять или шесть ранеными, решили показать им губернатора и других знатных пленников. При этом было заявлено, что, в случае нового нападения, они перебьют всех заложников и «продадут свою жизнь дорогой ценой». Посовещавшись, испанцы разрешили пиратам продолжить путь к побережью.

Isle de la Tortue3

Несколько дней флибустьеры провели на морском берегу, надеясь получить оставшуюся часть выкупа, но, так и не дождавшись обещанных денег, отпустили заложников и отбыли на Тортугу. После дележа добычи на каждого участника похода пришлось по 300 крон. Довольные полученными трофеями, они решили отблагодарить своего вожака и подарили ему часть сокровищ сверх его доли. Упаковав добычу в сундук, капитан Делиль решил вернуться во Францию и там жить в свое удовольствие. Он сел на английское судно, однако во время перехода через Атлантику шкипер корабля, надеясь прикарманить пиратские денежки, затеял с Делилем ссору и выбросил его за борт. Говоря о судьбе остальных участников похода, дю Тертр назидательно замечает, что «все другие тоже ничего не выиграли от этого добра, и многие из них нашли несчастный конец».

Некоторые исследователи, ссылаясь на документы из испанских архивов, утверждают, что пираты напали на Сантьяго-де-лос-Кабальерос не в 1659, а в 1661 году. Поскольку дата, указанная дю Тертром, подтверждается другими источниками, можно предположить, что в 1661 году имел место еще один набег флибустьеров на Сантьяго. В литературе встречается также упоминание о том, что во время похода 1659 года во главе флибустьеров стоял голландский капитан Эдварт Мансфелт. Вряд ли это соответствует истине: Мансфелт базировался не на Тортуге, а на Ямайке, активно пиратствовал в Карибском море в 1662-1666 годах и был казнен испанцами около 1667 года.

© В. К. Губарев, 2016

Advertisements
Categories: Uncategorized | Leave a comment

Post navigation

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: